Mad Science of Life

16:29 

Плыть по воздуху.

gleb_vga
[gleb_vga@diary.ru:~]$ cat

В детстве я обожал читать энциклопедии. Несмотря на, казалось бы, принципиально сухое и сжатое изложение, мне всегда казалось, что через короткие заметки, окружающие большие наглядные схемы, пробивается личность автора, его более эмоциональный взгляд на описываемый предмет, личные предпочтения. Одними из моих любимых энциклопедий были те, в которых рассказывалось про авиацию и воздухоплавание - в них, кажется, проникновение авторской экспрессии и субъективной оценки было особенно заметно. И именно в через текст этих книг я впервые приобщился к необъяснимой, иррациональной тяге к воздушным шарам.






Кажется, в каждой из этих энциклопедий воздушные шары описывались одновременно и с восхищением, и с горечью. Как будто сама идея воздушного шара была чем-то вроде детской мечты, которая кажется такой яркой и чудесной, даже несмотря на то, что она уже неуместна в реальной, взрослой жизни. Это детское сожаление сквозило в каждой заметке, обозначающей родовые недостатки воздушного шара, сводящиеся, вкратце, к одному соображению : "непрактично".

В книге "A Skylark in Blue Yonder", вышедшей в 2007-м году и посвящённой личному опыту становления современного пилота воздушного шара, описан случай, хорошо иллюстрирующий скептический взгляд на воздухоплавание. На автора книги, тогда проходившего обучение пилотированию и сопутствующим обязанностям, была возложена задача - следовать на автомобиле за воздушным шаром, в котором находился инструктор, и по пути заехать на заправку, наполнить топливом баллон и передать его экипажу воздушного шара во время промежуточной посадки. Владелец заправки, которому автор пытался втолковать, зачем ему нужно заправлять этот странный баллон, в конце концов пришёл к выводу, что в мире действительно хватает дураков, если одни летят на воздушном шаре, не представляя даже, где именно смогут приземлиться, а другие гонятся за ними на автомобилях, пытаясь со своей стороны предсказать возможное место посадки.

В самом деле, читая как упомянутую выше книгу, так и, например, "Clear to Climb" другого автора, вышедшую годом ранее, но имеющей сходное содержание, трудно не заметить, сколько внимания пилоты уделяют сложностям посадки и значительной доли случая и удачи в выборе места для неё. "Посадка воздушного шара начинается сразу с момента взлёта" - так это описывается. В среде пилотов не переводятся байки о том, как воздушный шар, пилот которого, в сущности, может выбрать направление движения, лишь подыскав подходящий ветер, уносило в незнакомую и потенциально опасную местность. Рассказы о чудом избегнутых столкновениях с деревьями, линиями электропередач, постройками, а также о приводнениях в озёра, конфликтах с домашним скотом и разъярёнными землевладельцами, по-видимому, никогда не теряют ни актуальности, ни популярности.

И несмотря на всё это, желающих летать на воздушных шарах, по-видимому, не становится меньше. Наоборот, для многих людей это становится страстью, увлечением всей жизни. В самой идее воздушного шара есть что-то импонирующее. В наше время полёт на самолёте воспринимается как нечто достаточно обыденное (хотя это ощущение легко разрушить, заняв место пилота), воздушные же шары упорно не теряют романтики. Грациозность полёта огромного шара высоко над землёй, когда разум земного наблюдателя протестует против того, что нечто настолько большое спокойно висит в небе. Ощущение единения с вертом в полёте - ветер в корзине воздушного шара практически не ощущается, ведь шар дижется в воздушном потоке. Можно зажечь спичку, и пламя будет гореть, не отклоняясь. Уют корзины, из которой во все стороны открывается вид на проплывающий внизу пейзаж. Сама манера управления шаром и поиск нужных ветров. Всё это снова и снова заставляет людей возвращаться к этому экстравагантному способу покорения атмосферы.

В воздушном шаре, даже в наш век, можно по-настоящему почувствовать себя Путешественником.

В конце этой записи хотелось бы вспомнить об одном из наиболее ярких случаев веры в возможность путешествия на воздушном шаре - Арктической Экспедиции Андре. Это была удивительная по смелости попытка достигнуть Северного Полюса. Шведский инженер Андре, сформулировавший идею экспедиции, разработавший летательный аппарат и лично возглавивший команду из трёх отважных исследователей, похоже, был по-настоящему очарован этим летательным средством.

Полёт происходил в конце 19-го века, шар, в отличие от привычных нам, поднимался не за счёт подогретого мощной горелкой воздуха, а запечатанного в шаре водорода, который постепенно просачивался наружу через оболочку, что представляло серьёзный повод для беспокойства - в Арктике негде было бы пополнить запас газа. Характер и направление ветров над Арктикой были доподлинно неизвестны, до сих пор шли споры о том, что именно находится в раойне Северного полюса - суша ли, океан, льды? Однако Андре был убеждён в том, что его идея полёта на воздушном шаре является решением всех тех проблем, которые преследовали тех смельчаков, кто пытался покорить Арктику на кораблях и санях, из которых многие трагически погибали и ни один на тот момент не достиг Полюса. Он верил, что, поднявшись над негостеприимным ландшафтом, он сможет добраться до цели сравнительно быстро и легко. Андре даже разработал специальное оборудование для своего воздушного шара, включающее в себя длинные тяжёлые тросы и паруса. Тросы должны были волочиться по суше, замедляя движение шара таким образом, чтобы им можно было "рулить" при помощи парусов.

Увы, смелому плану Андре и его товарищей не суждено было осуществиться. Отправившись в путь после многих сложностей и досадных неудач, они уже через пару дней потерпели крушение во льдах - водород просачивался через оболочку слишком быстро и шар быстро терял высоту. В дневниках путешественников сохранились описания полёта, сопровождавшегося периодическими ударами корзины о лёд, а также попыток использовать наименее важные предметы багажа в качестве сбрасываемого балласта.
Их полёт, хоть и не достиг цели, был выдающимся, воздухоплавателям удалось совершить относительно удачную посадку.

Трагично, но домой они так и не вернулись, став жертвами не воздушного крушения, а долгого безнадёжного перехода по льдам Арктики, подобно тем своим предшественникам, чьей участи они надеялись избежать, отправившись к Полюсу по воздуху. Их останки, вместе с записями и фотоплёнками, нашли через годы, а споры о подробностях происшествия и том, считать их героями или безумцами, ведутся с тех пор и до наших дней. Интересующимся рекомендую обратиться к вышедшей в начале уходящего года книге

"The Ice Balloon: S. A. Andree and the Heroic Age of Arctic Exploration".

 

 


URL
   

главная